• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: История (список заголовков)
03:44 

Конец еще одной эпохи...

Лиса. Временами даже лис.
В Пакистане в результате теракта погибла Беназир Бхутто...

top.rbc.ru/incidents/27/12/2007/131956.shtml

UPD:Немного о Б. Бхутто и ее роли в Пакистанской политике. Ваял на скорую руку, так что вышел ликбез.

читать дальше

Я восхищаюсь ею не столько как политиком - хотя, без сомнений, ее политическая карьера достойна восхищения, - я восхищаюсь ею прежде всего как женщиной.

Ей было 54 года.
...Ее имя переводится с урду как «Несравненная»...


запись создана: 27.12.2007 в 17:39

@музыка: Nightwish

@настроение: присутствует.

@темы: история, политика, события, персоналии

23:50 

Плохо это все кончится...

Лиса. Временами даже лис.
Некоторые сетевые СМИ высказывают точку зрения, согласно которой убийство Беназир Бхутто имело целью развалить политическую карьеру нынешнего президента Пакистана Первеза Мушаррафа. Еrgo, на первый план выйдет Наваз Шариф и, по мнению той же СМИ, создаст саудовско-пакистанский альянс. И вот тут-то США и начнут войну с Ираном.

Текст ссылки: news.mail.ru/politics/1547640/

"Ученые США обнаружили над залежами американской нефти какую-то арабскую страну..."

@настроение: задумчивое

@темы: история, политика, события

16:03 

О Бертране де Борне.

Лиса. Временами даже лис.
"Люблю я гонцов неизбежной войны"
Бертран де Борн


Определиться с датой рождения знаменитого трубадура Бертрана де Борна сложно. Одни источники называют 1145 год, другие - 1159, третьи - 1140. Но все источники сходятся в том, что это знаменательное событие произошло в родовом замке де Борнов, находившемся в Перигоре (Гиень).
Бертран рано лишился своей матери, умершей во время родов - ему тогда было всего семь лет. Эта утрата, без сомнения, сказалась на его характере. Девяти лет Бертран был отправлен в соседний монастырь, где через пять лет окончил свое образование. Во всяком случае, монастырь оставил по себе хорошее воспоминание, так как поэт на склоне дней не нашел лучшего места для отдыха, для мирной жизни, чем монастырь, его воспитавший.
Четырнадцатилетним юношей он был отправлен в Пуату, в замок товарища по оружию и друга своего отца. Жил он здесь сперва, конечно, в качестве пажа, проходя практическую школу так называемой куртуазии (courtoisie), т. е. учился вежливости и вообще светскому обращению. В замках крупных владельцев жили не только сыновья рыцарей, но и девицы благородного происхождения. Через четыре года, следовательно, восемнадцати лет, он получил благословенный меч и сделался оруженосцем. В этом звании он оставался недолго и два года спустя был посвящен в рыцари.
В это время его младший брат Константин женился на Агнесе de la Tours и приобрел в приданое расположенный недалеко от родового замка Борнов крепкий замок Аутафорт с округом в 1000 душ населения. Вероятно, это обстоятельство и породило ту вражду, которая существовала, как известно, между братьями и даже возрастала с годами. Вскоре после возвращения Бертрана из Пуату на родину скончался его отец. Спустя несколько лет после этого наш трубадур отправился путешествовать и, между прочим, жил в Бордо, бывшем резиденцией Элеоноры, супруги английского короля Генриха П Плантагенета. Здесь он свел дружбу с сыновьями короля Генрихом, Ричардом, приобретшим впоследствии прозвище Львиного Сердца, и Готфридом. В их среде он был самым старшим. На близость их отношений указывает то обстоятельство, что каждого из них Бертран называл не по имени, а по их семейным прозвищам. Так, например, и в своих произведениях, а по всей вероятности и в личных сношениях Ричарда он называл Ос et Non (Да и Нет), а Готфрида, которого особенно полюбил, именовал Рассой (Rassa); на провансальском наречии это слово соответствует нашему слову "родня". Таким образом, с самого выхода своего в свет он стал вращаться в среде высшей аристократии. И это должно было наложить свою печать на характер и поэзию Бертрана.
читать дальше

Мы рассмотрели общественную деятельность Бертрана, с которой было тесно связано его творчество (например, сирвенты, в которых он высмеивал осадивших Аутафорт баронов). Остается ознакомиться с данью, которую он принес любви.

читать дальше

Бурная жизнь, как и следовало ожидать, истомила Бертрана де Борна. После смерти Ричарда Львиное Сердце, последовавшей в 1199 году, он призвал к себе обоих своих сыновей, Бертрана и Итье, старшему отдал Аутафорт, а младшему родовой замок де Борнов, сам же прожил последние годы своей жизни в стенах того цистерианского монастыря, в котором когда-то учился.
Умер Бертран де Борн между 1210 и 1215 годами. Мы имеем точное свидетельство о том, что в 1215 году уже молились за него как за усопшего. В хронике Бертрана Итье читаем под 1215 годом: "Sub anno 1215 octava candela in sepulchre ponitur pro Bertrando de Born. Cera tres solidos empta est", что значит: "В 1215 году поставлена на гробнице (здесь разумеется гробница Св. Марциала) восьмая свеча за упокой Бертрана де Борна. Воску куплено на 3 солида".

Средневековое жизнеописание Бертрана де Борна:
"Бертран де Борн был дворянином из епархии Перигорд, владетелем замка Аутафорт. Он все время вел войны с соседями: графом Перигордским, виконтом Лиможским, своим братом Константином и Ричардом (Львиное Сердце), когда тот был еще графом Пуатье. Бертран был хорошим рыцарем и хорошим воином, хорошим любовником и хорошим, мудрым, красноречивым трубадуром; он умел быть и злым и добрым. Когда он хотел, он всегда был хозяином короля Генриха Английского и его сына. Он всегда плел интриги, чтобы продолжать войну между ними, между отцом, сыном, братьями, одним с другим. Он хотел, чтобы король Франции и король Англии всегда были в состоянии войны друг с другом. Если между ними был мир или перемирие, он тут же старался, посредством своих сирвентесов, нарушить мир и показать, как каждый из них был опозорен этим миром. От всего этого у Бернара было много удач и много неудач.

(Перевод со старо-провансальского
Марины Лущенко)"

По своим понятиям Бертран де Борн был истинным сыном своего века, плотью от плоти его и костью от костей его, отличаясь от большинства только поэтическим дарованием, а может быть, и своей исключительной страстью ко всяким военным предприятиям. Возможно, именно этим он и привлекает многочисленных писателей и исследователей культуры Средневековья.

Единственное существующее изображение трубадура:
читать дальше

@настроение: устатое

@темы: информация, история, книги, персоналии, трубадуры

02:57 

Если бы герои "Трех мушкетеров" вели ЖЖ...

Лиса. Временами даже лис.
(В оригинале это был ЖЖ, так что просьба поборникам дайрей не критиковать. Мопед не мой.)

Отсюда - antoin.livejournal.com/680190.html

"Если бы герои романа вели ЖЖ...

... почему если бы? Они их вели. antoin и legatus_minor трудолюбиво исследовали парижскую ЖЖизнь XVII века, и выносят скрытое Дюма от читателей на общественный суд.

Это были разные журналы. Большей частью -- интересные, думается.

Ришелье: Сплошные опусы килобайт по 100 про политику, которые сначала понять не может практически никто, но потом все признают что старик кардинал был абсолютно прав. Самый большой бан-лист в ЖЖ, но, в отличие от Мицгола, за дело. По главам выкладывает свою книгу "Розовый куст войны". Под замком выкладывает замечательные пьесы и стихи. Часто вспоминает Евангелие, мол «не судите опрометчиво». Никогда не пишет комментарии ни в чужих журналах, ни своим критикам. Предпочитает действовать.

Луи XIII: Пишет дыбры "Как все заколебало пойду убью себя. Никто не хочет составить мне компанию? Пойдём, выпьем йаду вместе". Часто пишет то же, что Ришелье, но после его поста, проще и своими словами, без указания авторства идеи.

Рошфор: Пишет редко и коротко, но всегда что-нибудь интересное -- умён, чертяка! В основном же даёт ссылки на посты кардинала. Оставляет едкие комментарии противникам Ришелье. При этом любит позволить себе слабость и перепечатать какую-нибудь песенку, например:
"Кардинал был влюблен
В госпожу Д'Эгильон,
Повезло и ему ...
Откопать шампиньон."

Анна Австрийская: читать дальше

Интереснее всего мне было бы читать Ришелье, Рошфора и лилльского палача. А вам? ;)

Вообще рекомендую ЖЖ antoin.livejournal.com/ У него много чего интересного. В том числе об истории права. ;)

@темы: интересности, информация, история, политика, юмор

16:38 

Продолжаем жизнеописания трубадуров...

Лиса. Временами даже лис.
Гийом де Кабестань был родом из Руссильона, что граничит с Каталонией и Нарбонной, Он пользовался всеобщим уважением и был весьма искусен в военных делах, рыцарском искусстве и служении дамам. У себя на родине он любил бескорыстной любовью трубадура донну Соремонду, супругу господина Раймона из замка Руссильон, высокомерного, буйного, вспыльчивого, богатого и гордого человека. В честь этой дамы Гийом де Кабестань сочинил множество прекрасных песен. Для юной, веселой, благородной и красивой дамы он был, в свою очередь, самым дорогим человеком в мире. Об их отношениях стало известно господину Раймону из замка Руссильон. Обуреваемый ревностью и гневом, он приказал стеречь свою жену, а сам спустя несколько дней, подкараулив Гийома де Кабестаня, убил его, вырвал у него из груди сердце и отрубил голову. Он велел зажарить сердце, приправить его перцем и предложил попробовать это страшное кушанье своей жене. После еды он спросил ее: «Знаете ли, что Вы сейчас съели?» «Нет, но это было хорошее и вкусное блюдо», — ответила женщина. Он сказал ей, что она только что съела сердце Гийома де Кабестаня, и в качестве доказательства своих слов показал ей отрезанную голову бедняги. Услышав это и увидев голову своего возлюбленного, женщина потеряла сознание. Когда же она снова пришла в себя, то сказала: «Господин, Вы угостили меня столь прекрасной пищей, что я никогда не буду есть ничего другого». С этими словами она выбежала на балкон и бросилась вниз. Так она умерла. Очень скоро в Руссилъоне и во всей Каталонской земле стало известно о несчастной гибели Гийома де Кабестаня и донны Соремонды, а также о том, что господин Раймонд из замка Руссильон накормил свою жену блюдом, приготовленным из сердца Гийома де Кабестаня. Глубокая скорбь и печаль охватили всех. Затем последовала жалоба королю Арагонскому, сеньору господина Раймона и его жертвы. Король поспешно приехал в Перпиньян и приказал Раймону явиться к нему. Виновный был схвачен, лишен всего и ввергнут в темницу. Убитый трубадур и его дама были перенесены в Перпиньян и похоронены в притворе церкви. На могильной плите высекли надпись, рассказывающую о гибели покоящихся под ней. Было отдано распоряжение, предписывающее всем рыцарям и дамам всего графства Руссильон ежегодно приезжать сюда для чествования умерших.


Когда впервые вас я увидал,
То, благосклонным взглядом награжден,
Я больше ничего не возжелал,
Как вам служить, прекраснейшей из донн...
Я к вам такой любовью воспылал,
Что навсегда возможности лишен
Любить других. Я их порой искал,
Чтоб заглушить своей печали стон...
Ах, если б другом вы меня назвали!
Так затрепещет сердце вам в ответ,
Что вмиг исчезнет всех страданий след.
(Пер. В. Дынник)

(с) Отто Ран, "Крестовый поход против Грааля"

@темы: информация, история, книги, персоналии, политика, трубадуры

09:26 

В могилу с оружием.

Лиса. Временами даже лис.
"Многие народы имели обыкновение запихивать в могилы вещи покойного, всех не перечислишь. Одни это делали из нежелания пользоваться имуществом мертвеца, другие для обеспечения бедного Йорика всем необходимым для жизни в загробном мире, а максимально тему раскрыли, конечно, мудрые египтяне. Особенно глубокими и вместительными, понятное дело, приходилось делать могилы властителей, но и простые люди старались как могли — знатоки тонкого Востока, наверно, сумеют рассказать массу интересных примеров (вроде того, как долго англичане отучали покорённых индусов от стремления отправить жену вслед за скончавшимся мужем).
Ну а я обращусь к любимой Европе, которую сотрясали германские племена, имевшие обычай хоронить мёртвых с драгоценностями, в лучшей одежде и хорошо если без коня, слуг и любимой жены под боком (ничего мертвецу не отдавали разве что вандалы и готы). А главное — в могилу клали оружие, и если на Востоке предпочитали драгоценности и прочие богатства, то тут ничего больше могло и не быть — но меч, копьё или топор умерший германец получал обязательно. Что самое интересное — новая религия с такой практикой боролась не особо рьяно: в период окучивания варварского мира католики проявляли большую гибкость в догмах, иначе бы специфика тогдашнего христианства не позволила распространить его в полном энергии обществе сильных людей, превыше всего ставящих мужество и воинскую доблесть. Так что многие нормы Церковь благоразумно толковала так, чтобы они не вызвали возмущения среди вчерашних почитателей молота Тора и семи кос прекрасной Фрейи.
Вот и с похоронами вышло не вполне по-христиански. Смысл укладывания с мертвецом кучи всевозможных ценных вещей, понятно, заключался не в стремлении измотать беднягу-могильщика рытьём погребального оврага, а в языческом представлении о загробном мире. Христианство, проповедующее, что с собой на тот свет серебряной ложки с пира жизни не утащишь, должно было бы более строго отнестись к похоронам, потому что в могилу варвары старались запихнуть побольше именно из уверенности, что это богатство отправится вместе с умершим в загробный мир — налицо противоречие основополагающих жизненных принципов. Практика подобных похорон знати продолжалась довольно долго, особенно старались сунуть покойнику любимый меч — видимо, полагая, что на Той Стороне его уже поджидает немало старых знакомых для сведения счётов; последний остаток обычая можно с натяжкой найти в стремлении изображать на надгробиях рыцарей с оружием или вообще в полных доспехах.
Строго говоря, обычай хоронить с оружием значим был только тогда, когда оно стоило дорого и найти добротный меч было даже сложнее, чем в современной Москве. В могилу отправлялось чуть ли не всё движимое имущество, и раздобыть замену было непросто. Наследников это, конечно расстраивало, столько добра впустую пропадает (ещё больше против традиции выступали жёны, не желающие следовать за супругом после смерти, отсюда за женщинами, наверно, и пошла репутация смутьянок, которым право голоса лучше не давать). Но если поразмыслить, то, может, так оно и было правильно. Ведь когда оружие, драгоценности и прочее отправлялось вслед за мертвецом, новое поколение вынуждено было начинать сначала. Снова ковать мечи, тем самым совершенствуя их производство. Искусной резьбой и рисунком превращать обычную глину и дерево — в маленькие цитадели красоты. Уйти в далёкие походы за звёздами алмазов-изумрудов. Превзойти предков энергией и волей, раздвинув границы известного мира и до конца заполнить белый лист карты. Чтобы собрать богатства для своей могилы.


«Это был боевой топор, настолько тяжёлый, что Ваймс с трудом удерживал его в руке. Лезвие было покрыто замысловатым узором. Чтобы выковать такой топор, нужно было потратить по крайней мере несколько недель. И ещё узоры…
– Это тебе не хухры-мухры.
– Я никогда не видел хухров, но это точно не они, – согласился Моркоу. – Это настоящее погребальное оружие.
– Ни секунды не сомневаюсь.
– Я имею в виду, его сделали именно для того, чтобы похоронить вместе с гномом. В могилы гномов обязательно кладут оружие. Понимаете? Чтобы он взял его туда… куда потом попадёт.
– Но это же тончайшая работа. И лезвие у него… Ай! – Ваймс сунул палец в рот. – Острое как бритва.
Моркоу выглядел слегка изумлённым.
– Конечно острое. А какой смысл сражаться с ними некачественным оружием?
– С кем это с ними?
– Ну… со всеми теми, кого он может встретить на своём пути после смерти, – несколько нескладно ответил Моркоу.
– А. – Ваймс замялся. В этой области он чувствовал себя не слишком уютно.
– Древняя традиция, – пояснил Моркоу.
– Я думал, что гномы не верят в дьяволов, демонов и прочую нечисть, – удивился Ваймс.
– Это верно, только… мы не уверены, что нечисть об этом знает»."

(с) Томас
antoin.livejournal.com/643142.html

@темы: интересности, информация, оружие, ссылки, история

14:52 

Дикая Охота Королей Севера. Фрагмент №2

Лиса. Временами даже лис.
(с) А. Платов

Всадники из Иного Мира.

...И выступали Они гордо; и Ужас шел впереди них; и Смерть шла по их следам...
Алекс ван Дарт,
Морвран из Каэр Сидди

Следующий по “времени действия” цикл легенд о Дикой Охоте связан с именем англо-саксонского лорда Эдрика Дикого (лат. Eadric Silvaticus) - человека на сей раз исторически абсолютно достоверного, жившего в Британии середины XI века и владевшего - до Нормандского Завоевания - обширными землями в графствах Шропшир и Херефордшир. Некоторые сведения об Эдрике можно найти в трудах Уолтера Мапа и Ордерика, писавших в XII веке; упоминается он и в ряде версий Англо-Саксонской Хроники .

Эдрик, прозванный Диким за неуемность нрава и свирепость в сражениях, был одним из тех многочисленных представителей англо-саксонской военной аристократии, которые возглавили так называемое “Английское Сопротивление” - борьбу англо-саксов против Вильгельма Завоевателя и его норманнов. Безоговорочная победа Вильгельма в битве при Гастингсе 14 октября 1066 года, приведшая к гибели английского короля Харальда и, фактически, к уничтожению английских боевых сил, не привела, однако, к быстрому и окончательному захвату норманнами Англии. Формально покорившаяся вначале, англо-саксонская аристократия - не прошло и года - начала своего рода необъявленную войну с захватчиками.

В 1067 году, как сообщает Ворчестерская хроника, началось одно из первых анти-нормандских восстаний, в ходе которого объединенное войско лорда Эдрика и валлийских князей Блэддина и Риваллона ударило по королевской крепости Херефорд и разорило ее. Предполагается, что Эдрик со своими союзниками, освобождая захваченные нормандскими рыцарями земли, дошел тогда до реки Лугг.

Два года спустя Эдрик, согласно хронисту Симеону Дурхэму, принял участие в новом большом восстании 1069 года, продолжавшемся до заключения мира с королем Вильгельмом в 1070 году. В 1072 году Эдрик уже следует за нормандским королем в его карательном походе в Шотландию; однако, при первой же возможности снова, вероятно, восстает против Завоевателя: многие авторы считают, что Эдрик был среди лордов, присоединившихся к Роджеру графу Херефорда, когда тот поднял новое анти-нормандское восстание в 1075 году.

Приблизительно в это же время лорд Эдрик Дикий пропадает со страниц британской истории, чтобы появиться в британских легендах. Мы не знаем, был ли он убит в сражениях с рыцарями Вильгельма, или сгинул в изгнании, или же, как говорит легенда, действительно возглавил Дикую Охоту, приняв своего рода “эстафету” от древнего Короля Херлы...

Древнейший письменный вариант легенды о Дикой Охоте Эдрика мы находим у Уолтера Мапа (ок. 1180-1190 гг.). Пересказывает и дополняет эту легенду К.С.Бёрн в посвященной шропширскому фольклору работе 1883 года ; фигурирует она и в общебританском собрании К.М.Бриггс , и в более поздних работах по легендам Шропшира .

Вот эта легенда.

Охота Эдрика Дикого


Однажды, когда лорд Эдрик возвращался домой с охоты в лесу Клин , он сбился с пути и блуждал по лесу до наступления темноты, без свиты, с одним лишь юным оруженосцем. Наконец, вдалеке увидел он свет, лившийся из окон очень большого дома, и к нему направил путь свой; когда же достиг того дома, увидел внутри многих благородных леди, поглощенных танцем. Они были исключительно прекрасны, значительно более высоки, чем женщины человеческой расы и одеты в грациозные платья изо льна. Плавными и легкими движениями кружились они по залу и пели негромкую песню, из которой охотник не разобрал ни слова. Была среди них одна девица, превосходящая всех прочих своей красотой, и при взгляде на нее сердце лорда воспламенилось любовью. Позабыв о своих опасениях колдовства, которые поначалу овладели им, он обошел вокруг дома, ища вход, а найдя его, вбежал внутрь и выхватил девушку, что так ему приглянулась, из хоровода. Тогда накинулись на него все остальные танцовщицы и стали уязвлять его зубами и ногтями, но, прикрываемый оруженосцем, он вырвался из их рук, унося свою добычу.

Целых три дня ни лаской, ни убеждением не смог он добиться от нее ни одного слова, но на четвертый день она неожиданно нарушила тишину.

- Доброй удачи тебе, дорогой мой! - сказала она. - Я буду твоей женой, и сим добрая удача, и здоровье, и богатство пребудут с тобой до тех пор, пока не напомнишь ты мне о моих сестрах, или о том месте, откуда ты унес меня. В день, когда ты сделаешь это, оставим тебя и я, и добрая удача, и когда исчезну, станешь ты чахнуть и скоро умрешь...

Согласно книге Уолтера Мапа, Эдрик и похищенная им девушка из Волшебного Народа благополучно поженились, и слава об этой истории распространилась столь широко, что сам король Вильгельм призвал их в Лондон вскоре после свадьбы, и “дивился весьма”.

Старинная шропширская устная традиция дополняет сведения Мапа, указывая, что девушку звали Годда, и что она принадлежала к эльфийскому королевскому дому. И версия Мапа, и местные версии сходятся на том, что лорд Эдрик и его жена прожили много лет в счастье и благополучии. Но однажды, вернувшись с охоты и не застав в замке жены, Эдрик, когда она, наконец, вернулась, неосторожно помянул в гневе ее эльфийских сестер. Тогда его прекрасная жена исчезла, а лорд Эдрик отправился на поиски пропавшей супруги, зачах, скитаясь в лесах Шропшира, и скоро скончался, - как то и было предсказано.

На этом заканчивается история Эдрика Дикого как человека и английского лорда и начинается его история как Водчего Дикой Охоты, ибо вскоре после своей смерти он объявился в родном Шропшире во главе кавалькады призрачных всадников, скачущий бок о бок со своей прекрасной супругой...

...Услышать Дикую Охоту Эдрика - к беде. Увидеть ее - к беде еще большей. Еще в XIX веке шропширские крестьяне знали, что, заслышав на лесной дороге грохот множества копыт и звуки мощного охотничьего рога, следует закрыть глаза и отвернуться, а лучше - ничком пасть наземь... И все же Охоту видели. Наиболее подробное ее описание датируется серединой XIX столетия, когда с Диким Эдриком столкнулся в холмах Шропшира некий шахтер со своей дочерью. Рассказ об этом случае, записанный со слов учительницы из Роррингтона, приводится в старейшем собрании шропширского фольклора .

Это произошло в 1853 или 1854 году - буквально перед тем, как вспыхнула Крымская война. Девочка, рассказавшая эту историю своей учительнице, была со своим отцом, работавшим на шахтах Минстерлей, когда они услышали звук рога. Немедленно отец приказал ей закрыть лицо - все, кроме глаз, - и ни в коем случае не произносить ни слова, что бы ни случилось. Вскоре они увидели самого лорда Эдрика, скачущего на белом коне во главе кавалькады, а за ним следовала леди Годда, его жена. Во весь опор неслись они по холмам на север. Вот описание Лорда и Леди Охоты, данное девочкой:

У лорда Эдрика были короткие темные кудрявые волосы и пронзительные черные глаза. На нем была зеленая шапка с белым пером, короткий зеленый камзол и плащ, рог и короткий меч, висевший на золотом поясе, “и что-то зигзагообразное тут” [здесь рассказчица показала на свою ногу пониже колена]. У леди Годды были волнистые золотые волосы, свободно спадающие до талии; лоб ее охватывала белая льняная лента с золотым орнаментом. Остальная ее одежда была зеленой, а на талии у нее висел короткий кинжал...


(с) А. Платов

@темы: дикая охота, история, мифология, ночь, персоналии, путь, традиции, интересности, информация, мистика

10:21 

Еще одна смерть...

Лиса. Временами даже лис.
4 января умер от разрыва сердца Николай Сергеевич Горелов.
Ему было не сильно за 30.

Его книги: books.imhonet.ru/person/3649/
www.ozon.ru/context/detail/id/1232537/

Жаль, что он уже ничего не напишет. Его работы просто изумительны.

@настроение: печальное...

@темы: история, книги, персоналии, события, ссылки

23:20 

Приветы новым ПЧ

Лиса. Временами даже лис.
 Лучафэрул,  Смеш - приветствую вас.

Фото Тырговиште:

читать дальше

@темы: друзья, история, ночь

18:39 

Дыбр.

Лиса. Временами даже лис.
С позавчера сеть глючила, не грузились дайри, баш, библиотека Мошкова и много других ресурсов. Сегодня днем этот глюк кончился (Ростелеком и РТком наконец-то поделили территорию), но продолжились другие - например, меня пару раз на час выкидывало из сети и объявляло при этом, что, дескать, "такое имя пользователя или пароль недопустимы в этом домене". Комментарии грузятся по нескольку штук. Весело.

Какие замечательные люди ходят по историческим сообществам! (Смотрители и большинство подписанных - люди здравые, но иногда ТАКОЕ попадается...)
"Дамы и господа, вы не помогли бы мне найти источники(желательно по русски, желательно с картинками) на женский костюм(турция-палестина) 13-тый - первая четверть 14-того века."
А в рот ничего положить не надо? И пропихнуть? Может, еще и сшить? Неплохая иллюстрация к вопросу, поднятому недавно Атех, насчет ценности информации.

Еще: "Рад,что вступил в ваше сообщество,мне оно близко и по духу и по образованию.
И вот мой первый вопрос,подскажите,очень хочется узнать:
Меня интересуют русский ратник,европейский рыцарь и японский самурай.
Какие у них были преимущества в бою,какие способы ведения боя,какие недостатки.
Не для сравнения,а в качестве обзора.
"

Недостатков у них вообще много было. Например, европейский рыцарь часто пил и сквернословил (если не давал обета этого не делать).

Учитывая следующего вопрошающего, мне очень жаль тех, кому сообщество близко по образованию. =)

"Мне нужно будет играть графа века так шестнадцатого. Где я могу узнать, какой костюм носили такие люди и каким они пользовались оружием?"
Далее, ответ на вопрос "Какой страны граф? При каком короле?" - "Условное средневековье, абстрактный король. Но я хочу, чтоб мой граф был английский."

"Такие люди". "Хрюндель, у тебя есть такая штучка?" (с) Я плачу.

А абстрактный король - это то, не знаю что? Амебина на троне? Вторая половина подсказывает, что это какой-то хрен в короне. Бердсли бы порадовался. Напоминает, как одной знакомой посоветовали учиться фотографировать абстрактные предметы.

И еще один перл этого товарища: "Что касается шестнадцатого века, то конец Ренессанса это для Италии, что же касается Англии, то это только самое начало Ренессанса..."

Нда. Жил такой себе английский граф при абстрактном короле... В условном средневековье XVI века...

Еще представляю "условное средневековье" а-ля "Песнь льда и пламени", и жалкое существование в оном английского графа...

Злой я. Пойду Эмбер рисовать.

@темы: история, лыт, меланхолия, мысли вслух, о людях

13:11 

Про исторические романы - немного злободневного юмора

Лиса. Временами даже лис.
Виктор Ардов, писатель 30-х годов.

ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАHЫ
(Пародии)

Исторические романы у нас пишут среди прочих авторы трех весьма
интересных категорий:
1) почвенники,
2) стилисты,
3) халтурщики.

Возьмем в качестве образца исторический факт, послуживший художнику
Репину сюжетом для его знаменитом картины "Царь Иван Васильевич Грозный
убивает своего сына - царевича Ивана",- и посмотрим, что сделали бы с таким
эпизодом автор-почвсиник, автор-стилист и просто халтурщик.

1. ПОЧВЕHHИКИ

Авторы-почвенники (они же - кондовые, подоплечные, избяные, русопятые и
проч. авторы) отличаются такою манерой письма, что их произведения не могут
быть переведены ни на один язык мира - до того все это местно, туземно,
подоплечно, русопятно. Hапример:

...Царь перстами пошарил в ендове: не отыщется ли еще кус рыбины? Hо
пусто уж было: единый рассол взбаламучивал сосуд сей. Иоанн Васильевич
отрыгнул зело громко. Сотворил крестное знамение на отверстых устах.
Вдругорядь отрыгнул и постучал жезлом о пол, прикрытый ковром кызылбашским.
- Почто Ивашко-сын не жалует ко мне? Кликнуть его!
читать дальше

2. СТИЛИСТЫ

Авторы-стилисты всех исторических лиц списывают с собственной прохладной
персоны. Hапример:

...Встал рано: не спалось. Всю ночь в виске билась жилка. Губы шептали
непонятное: "стрижено-брито, стрижено - брито..."
Ходил по хоромам. У притолок низких забывал нагибаться. Шишку набил. Зван
был лекарь-немец, клал примочку.
Рынды и стольники вскакивали при приближении царя. Забавляло это, но
хотелось иного, терпкого.
Зашел в Грановитую палату. Посидел на троне. Примерился, как завтра будет
принимать аглицкого посла. Улыбнулся-вспомнилось: бурчало в животе у
кесарского легата на той неделе - во время представления же.
С трона слез. Вздохнул. Велел позвать сына - царевича Ивана.
Где-то за соборами-слышно было - заржала лошадь. Топали рынды, исполняя
приказ-вызывали царспича, гукали...
читать дальше

3. ХАЛТУРЩИКИ - это надо видеть, посему под кат не убираю. Рау.

Автора-халтурщика отличает прекрасное знание материала и - красота
литературного изложения.

...Царь Иван Васильевич выпил полный кафтан пенистого каравая, который
ему привез один посол, который хотел получить товар, который царь продавал
всегда сам во дворце, который стоял в Кремле, который уже тогда помещался
там, на месте, на котором он стоит теперь.
- Псст, человек! - крикнул царь.
- Чего изволите, ваше благородие? - еще из хоромы спросила уборщица,
которую царь вызвал из которой.
- Меня кто-нибудь еще спрашивал?
- Суворов дожидается, генерал. Потом Мамай заходил - хан, что ли...
- Скажи, пускай завтра приходят. Скажи, царь на пленуме в боярской думе.
Пока уборщица топала, спотыкаясь о пищали, которые громко пищали от этих
спотыкновений, царь взялся за трубку старинного резного телефона с
двуглавым орлом на деревянном коробе. Он сказал в трубку:
- Боярышня, дайте мне царевича Ивана. Спасибо. Ваня, - ты? Дуй ко мне!
Живо!
Царевич, одетый в роскошный чепрак и такую же секиру, пришел сейчас же.
- Привет, папочка. Я сейчас с индейским гостем сидел. Занятный такой
индеец. Весь в перьях. Он мне подарил свои мокасины и четыре скальпа. Зовут
его Монтигомо Ястребиный Коготь.
- А с татарским послом виделся?
- Это со стриженым? Будьте уверены.
- Татарин - он бритый.
- Стриженый.
- Бритый!..
Царь Иван ударил жезлом царевича, который, падая, задел такой ящик, в
котором ставят сразу несколько икон, которые изображают разных святых,
которых церковь считает праведниками.
Тут прибежали царские стольники, спальники, рукомойники, подстаканники и
набалдашники...

(с) В. Ардов.

@темы: история, юмор, интересности, о людях

15:50 

Коротко о трубадурах.

Лиса. Временами даже лис.
Давно я не выкладывал ничего исторического...

В наше время слово «трубадур» со значением «певец любви» вошло во многие языки мира. Однако когда речь заходит о подлинных, исторических трубадурах, неизбежно возникает множество вопросов.
Издавна все, что связано с историей и культурой юга Франции, в русской научной литературе традиционно именуется «провансальским», в том числе и язык, на котором говорили и писали трубадуры, сама лирика трубадуров... однако Прованс – всего лишь одна из провинций Южной Франции, поэтому, стремясь преодолеть некоторую двойственность определения «провансальский», во Франции стали активно использовать определение «окстианский». Впервые этот термин был употреблен в XIV веке в документах Парижской канцелярии, написанных на латинском языке. В них язык, на котором говорило население недавно присоединенных к владениям французской короны южных провинций, именовался lingua occcitana, «окситанский язык». Соответственно, за землями юга Франции закрепилось название «Окситания», то есть край, где говорят на «языке ок» (lenga d’oc), или окситанском. В настоящее время определение «окситанский» используется во французской литературе применительно к специфическим историко-культурным феноменам юга Франции, а определение «провансальский» осталось за тем, что имеет непосредственное отношение к Провансу.
Эпоха трубадуров, продолжавшаяся почти 2 столетия, условно берет свое начало с рождения «первого трубадура», знатного сеньора Гильема IX, герцога Аквитанского и VII графа де Пуатье (1071-1126), и завершается уходом со сцена «последнего трубадура», Гираута Рикьера, творческая деятельность которого длилась с 1254 по 1292 годы. Впрочем, отдельные исследователи полагают, что трубадуры были и до Гильема IX, только стихи их исчезли в вихре исторических катаклизмов. Но это замечание, скорее, к слову, ибо убедительных доказательств данной гипотезы пока нет.

читать дальше

Источник: www.monsalvat.globalfolio.net/frmanifest/statii...

@темы: информация, история, трубадуры, книги, эпохи

23:59 

Интересно...

Лиса. Временами даже лис.
Хм, я уже года два после n-й бутылки вина излагаю заинтересованным лицам концепцию разновидностей войны - войны "на уничтожение" и войны "на поразмяться", но не знал, что историческая наука разделяет их так четко.

ВОЕННЫЕ ПОТЕРИ В СРЕДНЕВЕКОВЬЕ


Дмитрий Уваров



Проблема оценки потерь – прежде всего проблема оценки источников, тем более, что до XIV века почти единственными источниками являются хроники. Только для позднего средневековья становятся доступны более объективные канцелярские отчеты и, изредка, археологические данные (например, сведения о датско-шведском сражении 1361 г. у Висбю были подтверждены обнаружением 1185 скелетов в ходе раскопок 3 из 5 рвов, в которых были захоронены убитые).

Хроники, в свою очередь, невозможно правильно интерпретировать, не понимая психологию того времени.

Европейское средневековье исповедовало две концепции войны. В эпоху "развитого феодализма" (XI-XIII века) они существовали де-факто, в позднем средневековье появились и военные трактаты, прямо и явным образом их излагавшие и исследовавшие (например, работа Филиппа де Мезьера, 1395 г.).

Первой была война "mortelle", "смертельная", война "огня и крови", в которой все "жестокости, убийства, бесчеловечности" были терпимы и даже систематически предписывались. В такой войне было должно использовать против противника все силы и приемы, в сражении надлежало не брать пленных, добивать раненых, догонять и избивать бегущих. Можно было пытать высокопоставленных пленных с целью получения сведений, убивать вражеских гонцов и глашатаев, нарушать соглашения, когда это было выгодно, и т.д. Подобное же поведение допускалось и по отношению к гражданскому населению. Иными словами, главной доблестью провозглашалось максимально возможное истребление "погани". Естественно, это в первую очередь войны против "неверных", язычников и еретиков, но также и войны против нарушителей "установленного Богом" социального порядка. На практике к этому типу приближались и войны против формально христиан, но резко отличных по национально-культурному или социальному признаку.

Второй концепцией была война "guerroyable", т.е. "рыцарственная", "guerre loyale" ("честная война"), ведущаяся между "добрыми воинами", которую подобало вести в соответствии с "droituriere justice d'armes" ("прямым правом оружия") и "discipline de chevalerie", ("рыцарской наукой"). В такой войне рыцари мерялись силой между собой, без помех со стороны "вспомогательного персонала", с соблюдением всех правил и условностей. Целью сражения было не физическое уничтожение противника, а выяснение силы сторон. Пленить или обратить в бегство рыцаря противной стороны считалось более почетным и "благородным", чем убить его.

читать дальше

(с) Д. Уваров. Взято отсюда, там еще много всякого интересного по военной истории (и не только по ней) - и исследования, и источники. Рекомендую.

@музыка: "Из небесных ладоней января..."

@настроение: спать или не спать?..

@темы: интересности, информация, история, ссылки

09:36 

Статья.

Лиса. Временами даже лис.
09:09 

Здороваюсь.

Лиса. Временами даже лис.
Remi_, приветствую собрата-тринахофила. Фото Каркассона:


@настроение: оптимистичное

@темы: ПЧ, интересности, история

09:23 

Историческое злобственное.

Лиса. Временами даже лис.
Пару недель назад многие бурно обсуждали выдержки вот из этой статьи "Средневековая Европа. Штрихи к портрету". Статья раскрывает нам познания автора о, собственно, средневековой Европе (вплоть до XVIII века) и служит дополнением к его же книге "Христианство и спорынья" (звучит многообещающе).

Среди источников замечена (в самом начале статьи) "Книга для чтения по истории Средних веков" Ч. 2./ Под ред. С.Д. Сказкина. – М., 1951. Интересно, чего хорошего может быть написано о феодализме и капитализме в советской книге 1951 года издания? Собственно, сам автор пишет в духе тех же "книг для чтения", акцентируя наиболее неприглядные моменты. Эдакий Сорокин от истории.

Чего стоит хотя бы его искренняя уверенность в том, что "моющих средств, как и самого понятия личной гигиены, в Европе до середины ХIХ века вообще не существовало". (no comments)

"Бедняки не только не мылись, но и не стирали одежду - у них не было смены белья. У большинства вообще была только одна рубашка, что и немудрено - одежда стоила чрезвычайно дорого. Самая дешевая рубашка из грубого полотна стоила столько же, сколько дойная корова."
(Интересно, автору не приходило в голову, что крестьяне лен производили и у них не было причин пытаться его купить? Крашеную ткань уже надо было покупать, но в ней и не ходили каждый день.)

Мне вспоминается миниатюра из старого учебника по истории Средних веков, где изображены были угнетаемые крестьяне на барщине (век примерно XVI). Суконные куртки, штаны; одна крестьянская женщина, лениво тыкающая граблями в траву - явно в корсаже, явно не в одной юбке, да еще и в шляпе с вуалью. Может, конечно, самой дешевой рубашки из грубого полотна ни у кого из изображенных и не было... =)

"В те смутные времена уход за телом считался грехом. Христианские проповедники призывали ходить буквально в рванье и никогда не мыться, так как именно таким образом можно было достичь духовного очищения."
Проповедники - это все население? У нас сейчас тоже много к чему призывают, и что, многие ведутся? Католичество запрещает предохранение и аборты - много народу в насквозь католических странах следуют этим запретам?

" Христианский маразм доходил даже до того, что в уставе католического женского монастыря св. Клариссы в Мюнхене сестрам строго запрещалось пользоваться бумагой после посещения уборной. Результат не заставил себя долго ждать - в средние века Европа просто утопала в грязи и всевозможных эпидемиях."
А все из-за одного монастыря...

" К мытью тела тогдашний люд относился подозрительно: нагота – грех, да и холодно - простудиться можно. Горячая же ванна нереальна - дровишки стоили уж очень дорого, основному потребителю - Святой Инквизиции - и то с трудом хватало, иногда любимое сожжение приходилось заменять четвертованием, а позже - колесованием. Или же использовать хворост вместо дров."
Идея использовать хворост вместо дров, видимо, могла прийти в голову только просвещенным инквизиторам. Интересно, чем же тогда камины в замках топили, как не дровами? Христианскими младенцами?

О сортирах. Впечатлительным лучше не читать.
читать дальше

Продолжение.
читать дальше

В общем, автор усиленно подгоняет источники под свою лажу, акцентируя неприглядные стороны жизни. Я, когда читал "Историю нравов" Фукса, мог бы подумать, что в прошедшие эпохи любились все и всё время, "без перерыва и выходных" - тоже за счет расстановки акцентов.

@настроение: звенящая ранняя осень

@темы: homo ludens, история, мысли вслух

10:52 

Интересная статья на Монсальвате.

Лиса. Временами даже лис.
Города средневековой Франции

Уваров П.Ю.

Источник: Город в средневековой цивилизации Западной Европы. Под ред. А.А. Сванидзе. М., 1999. T. I. С. 60-73


К началу Средневековья Галлия уже была страной городов. На Средиземноморском побережье еще около 600 года до н.э. греческие колонисты основали Массилию (Марсель). Вскоре эллинские эмпории - Антиполис, Агатэ, Ольвия, Нивая - покрыли берег, затем началось их проникновение вглубь Нарбоннской Галлии, где постепенно складывалась сеть городов. Но вся страна была покрыта ею лишь в результате римской колонизации в первые два века нашей эры. Некоторые историки, впрочем, склонны относить начало городской истории к доримским временам, так как многие из галло-римских городов возводились на месте старых крепостей кельтских племен. Как бы то ни было, но галло-римские города быстро преобразовывали сельское пространство, придав ему, например, сотенную структуру и перерезав его паутиной удивительных римских дорог, так и не превзойденных в Средние века. В центре сети дорог находился Лион. Отсюда уходил тракт через Центральный массив на Аквитанию и Гиень. Другой путь тянулся вдоль Луары к Арморике - Бретани. К Ла-Маншу путь лежал вдоль берегов Сены или же через Реймс и Булонь. И, наконец, главная ось проходила через Лион, соединяя Нарбонну с устьем Рейна. Эти основные артерии достаточно быстро дополнились системой второстепенных дорог.
Конечно, всякие оценки численности населения галло-римских городов крайне затруднительны. Полагают, что самые многолюдные из них (Лион, Нарбонна, Реймс, Отен) насчитывали от 30 до 50 тысяч жителей. Такой показатель, как площадь города, отнюдь не надежен, однако следует отметить, что самые обширные города располагались именно вдоль этого станового хребта: Нарбонна - устье Рейна.
Первая волна нашествий германских племен обрушилась на Галлию в III в. 60 "столиц" были разрушены варварами. Отныне история городов Франции будет подчиняться ритмам опустошения и возрождения. Естественной реакцией было возведение оборонительных сооружений и сокращение городского пространства. Так, например, площадь Отена сжимается с 200 до 10 гектаров. Повсеместно происходит частичный отказ от линейной планировки; форум застраивается частными домами. Однако большинству галло-римских городов помогли избежать запустения их религиозные функции: ведь они были епископскими резиденциями.
В период Поздней империи центр города перемещается от форума к собору. Порой из-за этого весь город снимался со своего места. Лион, например, спустился с прибрежных высот вплотную к берегам Соны, где ранее был возведен первый собор.
В целом же к концу галло-римского периода ось, на которой располагались важнейшие города, сдвинулась к западу. На первые места выдвигаются Париж, Пуатье, города по Луаре.

Дальше - здесь: www.monsalvat.globalfolio.net/rus/manifest/cust...

@настроение: сонный мух

@темы: интересности, история, ссылки

14:43 

Я снова влюблен в Италию.

Лиса. Временами даже лис.
перто у Рэми.

“...прошло всего два года с той поры как Симонетта Каттанео, вышедшая замуж за Марко Веспуччи, которого за его спиной называли Рогатым Марко или Марко Безумновлюбленным, умерла от чахотки, погрузив всю Флоренцию в траур. Ибо красота бледноликой, золотоволосой Симонетты была столь ослепительна, что ни один мужчина не мог и бросить взгляда на нее без того, чтобы впасть в состояние беспомощного обожания. Как впрочем и ни одна женщина. Да и большинство кошек и собак города. Что там - даже болезни и те наверное любили ее, раз уж умерла она от чахотки не будучи и 24 лет от роду. Симонетта Веспуччи была замужем за Марко, но красоту ее ему приходилось делить со всем городом. Что Марко и делал, поначалу, с неким отрешенным благонравием, которое впрочем для жителей этого плутовского, хитроумного города означало лишь отсутствие мозгов. “Такая красота должна принадлежать обществу”, говорил он с глуповатым простодушием, “как река, или золото в городской казне, или солнце и воздух нашей прекрасной Тоскании.”

Художник Алессандро Филипепи рисовал ее много раз, до и после ее смерти, рисовал ее одетой и обнаженной, рисовал ее как Весну и как богиню Венеру, и даже как ее саму. Когда она позировала для него, она называла его ‘мой бочоночек’, потому что всегда путала его с его старшим братом, которого люди называли ‘Botticelli’ - ‘маленькие бочки’ - из-за его округлой формы. Младший Филипепи, художник, нисколько не походил на бочоночек, но если Симонетте было угодно так его называть, то что уж тут поделать - он начал отзываться на это имя.

Такова была чародейская сила Симонетты. Она превращала мужчин во что только хотела - в богов, в барбосов, в бочоночки, в табуреточки, ну и конечно - в любовников. Захоти она - она могла бы приказывать юношам умереть чтобы доказать свою любовь к ней, и те бы с радостью это делали. Но она была слишком добродушна для такого, и никогда не обращала свое могущество ко злу. И вот культ Симонетты рос и рос, пока люди не начали тайно молится ей в церквях, шепча ее имя будто живущей святой. Слухи поползли о ее чудодеяниях: зрячий человек, ослепленный ее красотой, когда она проходила мимо по улице; слепой, которому она вернула зрение, коснувшись во внезапном порыве сострадания своими грустными пальцами его чела; мальчик-инвалид, вставший на ноги дабы побежать за ней по улице; и другой мальчик, парализованный после того как он вытворял за ее спиной непристойные жесты.

И Лоренцо де Медичи и брат его Джулиано были помешаны на ней и устроили рыцарский турнир в ее честь. Джулиано выступил этом турнире под гербом на котором художником Филипепи был начертан портрет Симонетты, а под ним девиз, на французском - la sans pareille (‘бесподобная’), показывая тем самым всему свету, что выиграл у своего старшего брата соревнование за ее руку. Братья переселили Симонетту в герцогский дворец, и вот тут-то даже глупый Марко сообразил, что что-то очень неправильное творится у него с супружеством, но был тут же предупрежден, что любыe возражения или возмущения будут стоит ему его жизни. После этого Марко Веспуччи стал единственным человеком в городе, способным хоть как-то противиться красоте своей жены. ‘Распутница’, возмущался он в тавернах, в которые зачастил, пытаясь утопить в вине свои скорби, ‘она для меня безобразнее Медузы!’ Но вскоре совершенные незнакомцы начали избивать его на улицах за оскорбление достоинства la sans pareille, и ему пришлось запереться в своем доме в Оньиссанти и пить одному.

А потом Симонетта заболела и умерла, и на улицах Флоренции говорили, что город потерял свою чародейку, и вместе с нею - часть своей души. И даже появилась популярная легенда, что когда-нибудь она восстанет вновь, и что флорентийцы не будут больше воистину флорентийцами до ее второго пришествия, когда она вернется и искупит собою их всех, будто новый Спаситель...”
© Салман Рушди, “Флорентийская чародейка”. Перевод Рэми.

@настроение: мозг съеден

@темы: история, персоналии, поэзия

17:20 

Катарина Сфорца,

Лиса. Временами даже лис.
"львица Романьи".


(Лоренцо ди Креди, Дама с жасмином, портрет Катарины Сфорца, Pinacoteca Civica di Forli)

Катарина Сфорца (1463 – 10.5.1509), графиня Форли, узаконенная дочь герцога Миланского Галеаццо Мариа Сфорца и Лукреции Ландриани. В 1473-ем году она была выдана замуж за Джироламо Риарио, племянника (или даже внебрачного сына) папы Сикста IV-го. В приданое Катарина получила город Имолу, который таким образом вновь сделался владением семьи Риарио. В 1477-ом году Катарина вместе с мужем поселилась в Риме, однако после смерти папы в 1484-ом году им пришлось вернуться назад в Форли. После убийства Риарио в 1488-ом году в результате заговора, возникшего против него самого, Катарина с детьми была помещена под стражу, а дворец его был разграблен; однако с помощью своего дяди Лодовико Сфорца (Лодовико Моро) она сумела отомстить и вернуть себе Форли. В период вдовства у нее было несколько любовников, от одного из них, Джакомо Фео, за которого она впоследствии вышла замуж, Катарина родила сына. Фео, ненавидимый за свою жестокость, тоже стал жертвой заговора и был убит в августе 1495-го года на глазах Катарины, которая, в свою очередь, потом сумела уничтожить всех заговорщиков и членов их семей. Она установила дружеские отношения с новым папой Александром VI-ым, и с флорентийцами, за посла которых, Джованни Медичи, она тайно вышла замуж в 1496-ом году. Хотя он умер в 1498-ом году, Катарина прибегла к помощи флорентийцев, равно как и Лодовико Сфорца для защиты своих владения от венецианцев. А Александр VI-ой, недовольный тем, что Катарина отказалась от идеи женитьбы ее сына Оттавиана и его дочери Лукреции, а также желая расширить владения своего сына Чезаре 9 марта 1499-го года выпустил буллу о том, что отныне дом Риарио утратил владения Имолу и Форли и они переходят к Чезаре Борджиа. Последний начал военную кампанию против Катарины и напал на ее владения вместе с армией французского короля Людовика XII-го. Несмотря на сопротивление, Катарине все же пришлось сдать свои города, а сама она 12 января 1500-го года сдалась в плен бальи Дижона Антуану Биссею. Таким образом жизнь ее была спасена, однако преследований семьи Борджиа ей избежать не удалось. Впоследствии ей пришлось отсидеть некоторое время в Риме в замке Святого Ангела, откуда она была освобождена тем самым бальи Дижона Антуаном Биссеем. Она нашла убежище во Флоренции, и после смерти Александра VI-го в 1503-ем году попыталась вернуть свои владения, однако не преуспела в этом из-за враждебности братьев своего третьего мужа Джованни Медичи, желавших получить опеку над ее сыном, своим племянником. От них она скрылась в женском монастыре Annalena, где и провела остаток дней до своей смерти.
В течение своей жизни Катарина интересовалась лекарственными травами, косметологией, медициной, алхимией и оставила после себя книгу "Liber de experimentiis Catherinae Sfortiae" с почти 500-ми косметическими рецептами и советами.

Не располагаю авторитетными источниками, но пусть будет.

@темы: история, персоналии

14:18 

"Грязное средневековье, безвкусное средневековье..."

Лиса. Временами даже лис.
Жил в XIII веке Робер де Блуа, поэт, автор литературных поучений на тему этикета. Цитирую одно из них по книге "Жизнь и развлечения в Средние века" Виолле-ле-Дюка:

"Пусть ваши руки будут чистыми, ногти - хорошо подстриженными и светлыми. Нет красоты, которая могла бы заставить забыть об опрятности..."

И - найденная у Горбачевой цитата из Гильома де Лориса, автора "Романа о Розе":

"В одежде и нарядах соображайся с твоими доходами. Хорошее платье и красивые украшения располагают к нам людей. Платье заказывай искусному мастеру, чтобы полы были приличного покроя и рукава вшиты как следует. Старайся тоже, чтобы у тебя были почаще новые полусапожки и туфли со шнуровкою, и обрати внимание, чтобы они были впору. Таким образом, ты посрамишь завистников на каждом шагу. Пусть у тебя будут перчатки и кошелек шелковые. На платье носи пояс. И если ты не из богатых, то будь бережлив. Но одевайся как можно лучше, чтобы не ударить лицом в грязь. Венок из цветов, недорогой, и розан дикий доступны всякому. Не допускай на себе нечистоты, мой чаще руки, чисть зубы, держи ногти в чистоте и не слишком отращивай их. Расчесывай волосы, не натирай себя румянами, пуще же всего не делай никому глазки, ибо это свойственно разве только непотребным женщинам, у которых одно притворство и лукавство заменяют истинную любовь".

Надо уже научиться шить прилично, чтобы "рукава были вшиты как следует".

@настроение: устал, но надо шить

@темы: информация, история, цитаты

Лисья нора

главная