• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: мистика (список заголовков)
13:07 

Сезонное.

Лиса. Временами даже лис.
С полнолунием пришло ощущение распахнувшейся бездны. Будто над привычным небом возникло еще одно, и нездешние могучие ветра раскрывают крылья - буквально где-то здесь, рядом, через тонкую пленку привычного "зелено-летнего" мира.
Холодно. Солнце и холод, как весной. Только весной это был холод рассвета, а сейчас - закат, излет лета.
Возможно, сказывается привычка к "времени роста и цветения", что сбор плодов и маячащие за ним равноденствие и Самайн я воспринимаю так резко. Любимое ведь время наступило, и дальше будет - до самого солнцестояния, а мне страшно.
Это не тот страх, когда "уйди, уйди, страховидло". Это страх неизвестности и трепет перед бездной. Будто смотришь в небо, и не видишь ничего кроме.
Если хорошо оттолкнуться, можно полететь.

Посеянное вызревает, время собирать урожай. Когда он будет собран, держать меня ничего уже не будет. Ощущение, как от аркана "Дурак" - возможность (или необходимость) прыжка-в-неизвестность.

На рассвете и закате ощущения обостряются. Граница, пограничье - между днем и ночью, между солнечным и темным временем.

Я понял, зачем мне партнер - чтобы, заглядывая в Бездну, пугаться вместе. )

@настроение: какое может быть настроение?)

@темы: мифология, мистика, магия момента

02:14 

Это захватывает.

Лиса. Временами даже лис.
Тамасабуро Бандо - оннагата, актер Кабуки, играющий женские роли.
Sagi Musume - танец-представление о духе цапли, которая когда-то была девушкой.

Часть первая:

читать дальше

@темы: Япония, искусство, мистика, ночь

14:25 

Стража красного винограда.

Лиса. Временами даже лис.
"К черной арке ворот вел мост. Когда-то под ним, видимо, был ров вокруг городской стены, но теперь из пологого склона росли деревья, их золотые по осени листья щедро устилали мостовую. И остатки стены, и ворота густо заплетал виноград.
Сама арка давно уже не помнила ни запоров, ни решеток. Была она двойная, правильными одинаковыми поулкругами на рядах массивных колон. Единственным отличием левой арки был знак – круг с перечеркнутым человечком. У правой, приcлонив табурет к полосатой будке, сидела художница. Во всяком случае, в руках у нее были кисти, тряпка и палитра. Завидев путника, она замахала тряпкой: иди, мол, справа, не видишь – знак висит.
Путешественник охотно пошел на приглашающий жест. Всех вещей при нем был только заплечный мешок, но куртка и обувь выдавали опытного пешехода, готового к любой погоде. Сейчас, по солнцепеку и штилю, капюшон куртки был откинут, а молния расстегнута. Из внутреннего кармана то и дело высовывалась усатая узкая морда и шевелила розовым носом.
- Привет, - сказал путешественник художнице.
- Привет-привет, - охотно отозвалась она. – Ты в город? Проходи здесь.
- Конечно. А почему там нельзя?
- Потому что там для трамваев." (с) Александр Стрейнджер

Дальше - здесь. Сказка о том, что есть, и том, что есть на самом деле.

Ввиду ветрянки полезно читать жизнеутверждающие вещи. Например, "Шляпу, полную небес" Пратчетта.

@темы: интересности, магия момента, мистика, путь, ссылки

12:47 

Нашел в сети.

Лиса. Временами даже лис.
Написано sane_witch.

"Источником величайших наших жизненных сложностей является то обстоятельство, что чувства чистые, незамутненные нам, по сути своей, незнакомы. В злейшем из наших врагов мы всегда найдем, чем восхититься и к чему придраться - в человеке самом близком. Смешение настроений и чувств именно и старит нас в конце концов, перепахивая наши лбы морщинами и оставляя, углубляя из года в год "вороньи лапки" в уголках глаз. Будь мы в состоянии любить и ненавидеть так же самозабвенно, как сиды, мы, глядишь, и жили бы не меньше, чем они. А до той поры умение любить и горевать без устали так и будет составлять для нас добрую половину их очарования. Любовь у них не знает сносу, и, сколько ни кружи по небу звезды, они танцуют в сумеречном царстве своем без устали и срока.... в бескровной стране фэйри, стране счастливой, как гласит предание, однако же обреченной растаять, едва лишь трубы возгласят Страшный Суд, подобием яркого, но призрачного миража, потому что без печали душа жить не может...."

"Если красота не есть путь к спасению из той рыбацкой сети, в которую, родившись, мы попадаем все, то она красотою пребудет недолго, и тогда уж лучше нам сидеть по домам, у камельков, и копить в ленивом теле жир или же бегать туда-сюда сломя голову, играя в дурацкие наши игры, чем глядеть на великолепнейшее из представлений, которые разыгрывают от века свет и тень среди лесных зеленых листьев. И, выбравшись в очередной раз из темных дебрей спора, я говорю себе: да есть же они, есть, несомненно, иной, божественной природы существа, ведь это только мы, в ком нет ни простоты, ни мудрости, берем на себя смелость отказывать им в праве на существование.
Они живут совсем неподалеку, и жизни их полны страстей и радостей, и мы, я убежден в том, тоже будем среди них, когда умрем, если только будем внутри себя простыми и страстными. ::)
А может быть, и вовсе там, за гробом, нас ждет воссоединение с миром забытым и древним, и нам еще предстоят схватки с драконами средь голубых холмов, поросших лесом...."

Уильям Батлер Йейтс, "Кельтские сумерки".....
перевод Вадима Михайлина

(c)

@музыка: Garmarna - Eucari

@темы: вечер, интересности, магия момента, мистика, мифология, ночь

13:31 

Вдруг кто не читал...

Лиса. Временами даже лис.
15.08.2008 в 21:58
Пишет Viima:

Магия ши.
Я расскажу вам, как слушать.
Это и просто и очень трудно, но нет ничего невозможного, если вы хотите услышать мир.
Это тоже магия, хотя вы ничего не измените в мире, вы просто его услышите и, быть может даже что-то важное.
В час, когда большинство людей рядом с вами уснет, вы должны сесть посреди своей комнаты так, как вам удобнее, закрыть глаза и слушать. Сначала вы услышите только свое дыхание, голоса на улице, машины... Но на миг представьте, что на самом деле вы слышите гораздо больше, только не все воспринимаете, человеческое ухо - инструмент не совершенный...
Дайте волю своему воображению и вслушивайтесь, послушайте как звучит ваш город, маленькая точка на земном шаре, а потом попробуйте услышать свою равнину, свои горы, или море... И когда получится, слушайте континенты, землю.
Представьте, что ваши уши - это тонкие антенны, и что вы можете слышать самые неуловимые звуки. Естественный ритм звуков земли похож на ритм ударов бубна, но это не все, мелодия гораздо сложнее.
Это голос планеты, этого мира, и все, что ни случается, отражено в нем. Но так же и то, что еще только может случиться.
Космос тоже можно услышать, если вы захотите.
Голос мира всегда изменяется перед и во время событий, которые влияют на жизнь всей планеты. И если слушать достаточно часто, можно будет определить, что ждет ее в будущем.

URL записи

@темы: друзья, интересности, магия момента, мистика, путь

01:35 

Доступ к записи ограничен

Лиса. Временами даже лис.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:33 

Весенним сумеркам и ночи посвящается...

Лиса. Временами даже лис.
Кажется, у меня есть три времени года - осень, зима и лето. Весна же мною воспринимается как переход от второго к третьему. Когда снег только начинает таять под лучами проснувшегося Солнца, это я зову весной. Пахнет солнцем, тающим снегом и проснувшимися деревьями.
Как только освобождается большая часть земли, и воздух начинает пахнуть почти как летом - все. Для моего подсознания наступает лето, и неважно, что снег еще не сошел и почки не раскрылись.

Сумерки уже стали летними. Пахнет волшебными тайнами, пахнет дальними дорогами и свободой - не той ледяной свободой, которую дарит зимнее звездное небо, а той, которая присуща каждой душе. Свобода быть, свобода любить, свобода изменяться.
Кажется, что сам воздух стал менее резким; он входит в легкие не тысячами колючих иголочек, а теплым ласковым потоком. Деревья совсем проснулись, и земля - тоже. Как бы я ни любил Зиму - темную, смертельно опасную и неожиданно дружественную, - яркую и мягкость лета я люблю больше. Наверное. С Зимой я танцую, а Лето просто меня обнимает. Они обе учат меня, просто делают это по-разному.

Сумерки и ночь - время, когда раскрываются мои крылья, раскрывается моя душа. В сумерках я слышу голоса земли, деревьев, зверей и птиц; голоса домов и улиц, голоса Города, Леса и Степи. Стираются границы между мирами и реальностями, и в сумерках я вижу лица всех своих друзей - истинные лица. Сумерки - время перехода...
А когда небо становится темным, я остаюсь наедине с ней - той, кого в детстве звал матерью. Голоса миров звучат приглушенно, и на их фоне - Её голос, голос Ночи, песня Бездны. Мы говорим друг с другом, но часто - без единого слова. Я ощущаю себя частью Её - неотъемлемой. Я вливаюсь в небо и звезды, я чувствую часть себя в песне ветвей и шепоте вод; я - часть Абсолюта. "И все это во мне, и все это - я".
Госпожа моя Ночь, я снова вернулся к тебе... Ведь ты просто сменила обличье.

@настроение: сумеречное

@темы: вечер, магия момента, мистика, ночь, о себе, путь

14:52 

Дикая Охота Королей Севера. Фрагмент №2

Лиса. Временами даже лис.
(с) А. Платов

Всадники из Иного Мира.

...И выступали Они гордо; и Ужас шел впереди них; и Смерть шла по их следам...
Алекс ван Дарт,
Морвран из Каэр Сидди

Следующий по “времени действия” цикл легенд о Дикой Охоте связан с именем англо-саксонского лорда Эдрика Дикого (лат. Eadric Silvaticus) - человека на сей раз исторически абсолютно достоверного, жившего в Британии середины XI века и владевшего - до Нормандского Завоевания - обширными землями в графствах Шропшир и Херефордшир. Некоторые сведения об Эдрике можно найти в трудах Уолтера Мапа и Ордерика, писавших в XII веке; упоминается он и в ряде версий Англо-Саксонской Хроники .

Эдрик, прозванный Диким за неуемность нрава и свирепость в сражениях, был одним из тех многочисленных представителей англо-саксонской военной аристократии, которые возглавили так называемое “Английское Сопротивление” - борьбу англо-саксов против Вильгельма Завоевателя и его норманнов. Безоговорочная победа Вильгельма в битве при Гастингсе 14 октября 1066 года, приведшая к гибели английского короля Харальда и, фактически, к уничтожению английских боевых сил, не привела, однако, к быстрому и окончательному захвату норманнами Англии. Формально покорившаяся вначале, англо-саксонская аристократия - не прошло и года - начала своего рода необъявленную войну с захватчиками.

В 1067 году, как сообщает Ворчестерская хроника, началось одно из первых анти-нормандских восстаний, в ходе которого объединенное войско лорда Эдрика и валлийских князей Блэддина и Риваллона ударило по королевской крепости Херефорд и разорило ее. Предполагается, что Эдрик со своими союзниками, освобождая захваченные нормандскими рыцарями земли, дошел тогда до реки Лугг.

Два года спустя Эдрик, согласно хронисту Симеону Дурхэму, принял участие в новом большом восстании 1069 года, продолжавшемся до заключения мира с королем Вильгельмом в 1070 году. В 1072 году Эдрик уже следует за нормандским королем в его карательном походе в Шотландию; однако, при первой же возможности снова, вероятно, восстает против Завоевателя: многие авторы считают, что Эдрик был среди лордов, присоединившихся к Роджеру графу Херефорда, когда тот поднял новое анти-нормандское восстание в 1075 году.

Приблизительно в это же время лорд Эдрик Дикий пропадает со страниц британской истории, чтобы появиться в британских легендах. Мы не знаем, был ли он убит в сражениях с рыцарями Вильгельма, или сгинул в изгнании, или же, как говорит легенда, действительно возглавил Дикую Охоту, приняв своего рода “эстафету” от древнего Короля Херлы...

Древнейший письменный вариант легенды о Дикой Охоте Эдрика мы находим у Уолтера Мапа (ок. 1180-1190 гг.). Пересказывает и дополняет эту легенду К.С.Бёрн в посвященной шропширскому фольклору работе 1883 года ; фигурирует она и в общебританском собрании К.М.Бриггс , и в более поздних работах по легендам Шропшира .

Вот эта легенда.

Охота Эдрика Дикого


Однажды, когда лорд Эдрик возвращался домой с охоты в лесу Клин , он сбился с пути и блуждал по лесу до наступления темноты, без свиты, с одним лишь юным оруженосцем. Наконец, вдалеке увидел он свет, лившийся из окон очень большого дома, и к нему направил путь свой; когда же достиг того дома, увидел внутри многих благородных леди, поглощенных танцем. Они были исключительно прекрасны, значительно более высоки, чем женщины человеческой расы и одеты в грациозные платья изо льна. Плавными и легкими движениями кружились они по залу и пели негромкую песню, из которой охотник не разобрал ни слова. Была среди них одна девица, превосходящая всех прочих своей красотой, и при взгляде на нее сердце лорда воспламенилось любовью. Позабыв о своих опасениях колдовства, которые поначалу овладели им, он обошел вокруг дома, ища вход, а найдя его, вбежал внутрь и выхватил девушку, что так ему приглянулась, из хоровода. Тогда накинулись на него все остальные танцовщицы и стали уязвлять его зубами и ногтями, но, прикрываемый оруженосцем, он вырвался из их рук, унося свою добычу.

Целых три дня ни лаской, ни убеждением не смог он добиться от нее ни одного слова, но на четвертый день она неожиданно нарушила тишину.

- Доброй удачи тебе, дорогой мой! - сказала она. - Я буду твоей женой, и сим добрая удача, и здоровье, и богатство пребудут с тобой до тех пор, пока не напомнишь ты мне о моих сестрах, или о том месте, откуда ты унес меня. В день, когда ты сделаешь это, оставим тебя и я, и добрая удача, и когда исчезну, станешь ты чахнуть и скоро умрешь...

Согласно книге Уолтера Мапа, Эдрик и похищенная им девушка из Волшебного Народа благополучно поженились, и слава об этой истории распространилась столь широко, что сам король Вильгельм призвал их в Лондон вскоре после свадьбы, и “дивился весьма”.

Старинная шропширская устная традиция дополняет сведения Мапа, указывая, что девушку звали Годда, и что она принадлежала к эльфийскому королевскому дому. И версия Мапа, и местные версии сходятся на том, что лорд Эдрик и его жена прожили много лет в счастье и благополучии. Но однажды, вернувшись с охоты и не застав в замке жены, Эдрик, когда она, наконец, вернулась, неосторожно помянул в гневе ее эльфийских сестер. Тогда его прекрасная жена исчезла, а лорд Эдрик отправился на поиски пропавшей супруги, зачах, скитаясь в лесах Шропшира, и скоро скончался, - как то и было предсказано.

На этом заканчивается история Эдрика Дикого как человека и английского лорда и начинается его история как Водчего Дикой Охоты, ибо вскоре после своей смерти он объявился в родном Шропшире во главе кавалькады призрачных всадников, скачущий бок о бок со своей прекрасной супругой...

...Услышать Дикую Охоту Эдрика - к беде. Увидеть ее - к беде еще большей. Еще в XIX веке шропширские крестьяне знали, что, заслышав на лесной дороге грохот множества копыт и звуки мощного охотничьего рога, следует закрыть глаза и отвернуться, а лучше - ничком пасть наземь... И все же Охоту видели. Наиболее подробное ее описание датируется серединой XIX столетия, когда с Диким Эдриком столкнулся в холмах Шропшира некий шахтер со своей дочерью. Рассказ об этом случае, записанный со слов учительницы из Роррингтона, приводится в старейшем собрании шропширского фольклора .

Это произошло в 1853 или 1854 году - буквально перед тем, как вспыхнула Крымская война. Девочка, рассказавшая эту историю своей учительнице, была со своим отцом, работавшим на шахтах Минстерлей, когда они услышали звук рога. Немедленно отец приказал ей закрыть лицо - все, кроме глаз, - и ни в коем случае не произносить ни слова, что бы ни случилось. Вскоре они увидели самого лорда Эдрика, скачущего на белом коне во главе кавалькады, а за ним следовала леди Годда, его жена. Во весь опор неслись они по холмам на север. Вот описание Лорда и Леди Охоты, данное девочкой:

У лорда Эдрика были короткие темные кудрявые волосы и пронзительные черные глаза. На нем была зеленая шапка с белым пером, короткий зеленый камзол и плащ, рог и короткий меч, висевший на золотом поясе, “и что-то зигзагообразное тут” [здесь рассказчица показала на свою ногу пониже колена]. У леди Годды были волнистые золотые волосы, свободно спадающие до талии; лоб ее охватывала белая льняная лента с золотым орнаментом. Остальная ее одежда была зеленой, а на талии у нее висел короткий кинжал...


(с) А. Платов

@темы: дикая охота, история, мифология, ночь, персоналии, путь, традиции, интересности, информация, мистика

14:01 

Дикая Охота Королей Севера. Фрагмент.

Лиса. Временами даже лис.
Явление Херлатинга:

Дикая Охота Короля Херлы
Пробудись, Ты
кто внутри рассветного холма!
Пробудись, Ты,
от пламени Голоринга!
От солнечного жара,
от лунной прохлады!
Прийди, Гаранхир! Горлассар!
Властитель Херлатинга!

Алан Гарнер,
Луна в канун Гомрата


Одно из древнейших зафиксированных в письменных источниках преданий о Дикой Охоте связано с именем бриттского короля Херлы (лат. Herla). Историю этого древнего короля приводит Уолтер Мап (1140-1209), британский писатель, автор труда De Nugis Curialium - “О придворных пустяках” , - датируемого концом XII века.

Историчность Херлы находится под очень большим вопросом, во всяком случае, британские хроники и историографические сочинения конца I - начала II тысячелетий о нем молчат. Другое дело, что имя Херла может быть не собственным именем этого короля, а своего рода устойчивым королевским прозвищем или “титулом”, восходящим, возможно, к ряду древнегерманских основ со значением “воин” (др.- сканд. herjar) или к одному из имен древнегерманского бога Одина/Водена - Хериан, употреблявшемуся, когда требовалось подчеркнуть главенство Одина в небесной дружине погибших в сражениях воинов - эйнхериев (др.-сканд. ejnherjar).

Если за именем Херлы все же действительно скрывается некий реальный исторический бриттский король, то правление его весьма приблизительно может быть отнесено к концу первой половины I тысячелетия н.э. Однако в историю Херла вошел именно как предводитель Херлатинга - Дикой Охоты.

Херлатинг (лат. Herlethingus) - так Мап называет свиту призрачных воинов, следующих за королем Херлой:

Ночные сборища и отряды, которые назывались “Херлатинг”, нередко появлялись в Англии до времен Генриха II, нынешнего нашего повелителя. То были отряды, блуждающие бесконечно, в бесцельном кружении; принося ужас, разбивали они тишину; и видели среди них тех, кто умер, и были те живы...

Употребляемое Мапом имя Херлатинг явно образовано от староанглийского thing - “собрание”, “сходка”, “отряд”, (сравн. др.-сканд. термин тинг ) и означает, соответственно “Тинг Херлы”. Известны и другие британские, примерно того же времени, имена Дикой Охоты, возможно, также связанные с именем короля Херлы. Наводящие ужас отряды призрачных воинов Питер Блуа, архидиакон Бата и Лондона, называет Milites Herlewini, т.е. “Воины Херлевина”; Ордерик (Ordericus Vitalis), писавший еще на полстолетия раньше Уолтера Мапа, упоминает в 1123 году Familia Herlechini - “Людей Херлекина” (лат. Herlechinus). Любопытно, что этот образ проник и в некоторые области Франции, где в XII веке Дикая Охота Короля Херлы была известна под названием La Mesnie Herlequin, и именно отсюда, - как это ни удивительно, - появился к XVI веку знаменитый французский Арлекин (фр. Harlequin).

Однако вернемся к самой истории короля Херлы, приводимой Уолтером Мапом. Пересказ этой истории содержится в книге Е.М.Литера, посвященной преданиям Херефордшира и воспроизводится также в известном словаре британских легендарных и сказочных сюжетов К.М.Бриггс .

Приведем ее - с минимальными сокращениями - и мы.

Дикая Охота корля Херлы


Однажды явился к бриттскому королю Херле другой король - карлик, прискакавший на огромном козле. У него была большая голова, румяное лицо и длинная рыжая борода, а на груди его красовалась пятнистая оленья шкура. Нижняя часть его тела была груба и волосата, а ноги заканчивались козлиными копытами. Он пожелал говорить с Херлой наедине, и в беседе этой сказал следующее:

- Я властелин над многими королями и князьями, над огромным бесчисленным народом. Их волею послан я к тебе, хотя самому тебе я неизвестен. Я рад твоей славе, что поднимает тебя над прочими королями, ибо ты - лучший изо всех людей, и, к тому же, связан со мною и положением своим, и кровью. Ты достоен чести украсить свою свадьбу моим присутствием в качестве гостя, ибо свою дочь решил отдать тебе король Франции, чье посольство прибудет сегодня. Я предлагаю тебе заключить между нами вечный мир, и скрепить его тем, что я буду присутствовать на твоей свадьбе, а ты пообещаешь мне быть на моей в этот же день год спустя.

И, сказав так, он развернулся и, двигаясь быстрее тигра, исчез с глаз. Удивленный король возвратился домой, принял посольство и согласился с их предложениями. И когда настало время свадебного пира, и король сел во главе его, то не успели еще подать первого блюда, как появился внезапно король-карлик, сопровождаемый столь огромной свитой таких же карликов, что после того, как они заняли все места за столом, снаружи, в палатках, выросших в мгновение ока, осталось их больше, чем попало внутрь, на пир. И тотчас из этих палаток хлынули слуги с сосудами и посудой, мастерски сработанной из золота и искусно изукрашенной дорогими камнями, и скоро заполнили ею пиршественный чертог. Ни вина, ни мяса не было подано на дереве или серебре - только на золоте. Слуги-карлики возникали везде, где были нужны, и не подавали ничего из королевских или чьих либо еще запасов, но только из своих собственных, и по вкусу кушанья эти превосходили всяческие ожидания. И запасы Херлы совсем не были тронуты, а слуги его проводили время в праздности.

Карлики же заслужили всеобщее одобрение. Одеяния их были великолепны; в лампы они положили сверкающие драгоценные камни; они никогда не отходили далеко, если были нужны, и никогда не подходили слишком близко, если этого не желали. Когда же подошел к кону пир, король их обратился к Херле с такими словами:

- О великий король, Бог мне свидетель - я здесь, на твоей свадьбе, как мы и договорились. И если ты желаешь чего-нибудь еще, я с радостью выполню любое твое пожелание, но лишь на том условии, что ты не откажешь, если я попрошу вернуть это.

И после того, не дожидаясь ответа, он удалился в свой шатер и с первыми же петухами уехал прочь со всей свитой. А спустя ровно год он снова внезапно явился к Херле и потребовал выполнения договора. Херла же согласился и последовал за карликом.

И вот вошли они в пещеру в очень высокой скале, и недолго шли во тьме, не нарушавшейся ни светом солнца, ни светом луны, лишь светили там бесчисленные факела, и пришли, наконец, в прекрасный дворец короля-карлика.

Там отпраздновали они свадьбу, и, когда обязательство перед карликом было выполнено, Херла со своей свитой отправился домой, и было с ними множество полученных от карлика даров, и коней, и собак, и ястребов. Карлик же проводил их вниз в темный проход, и там дал им собаку-ищейку, такую маленькую, что ее можно было нести на руках. И, прощаясь, наказал он королю и его свите ни в коем случае не спешиваться, пока собачка не спрыгнет на землю с рук того, кто ее везет.

Скоро вышел Херла на свет дня, на землю своего королевства, и, заметив неподалеку старого пастуха, подозвал его и спросил, что было слышно о его королеве за то время, пока он отсутствовал. Но пастух удивленно взглянул на короля и сказал:

- Мой лорд, я плохо понимаю, о чем вы говорите, ведь я - сакс, а ваш язык, как кажется мне, - язык бриттов. И не знаю я королевы с таким именем, какое вы назвали, лишь однажды слышал я, как кто-то говорил, что она была женой древнего короля Херлы, - королевой бриттов. Но вот уже два столетия саксы, а не бритты, владеют этой землей. Про короля же Херлу рассказывают, что когда-то очень давно навсегда исчез он у этой вот скалы, ведомый неким карликом...

Удивление охватило тогда короля, ибо думал он, что отсутствовал только три дня. Некоторые же из его свиты, позабыв наставления карлика, спустились с коней, - и к ужасу остальных тотчас рассыпались в прах. И тогда король Херла запретил своим людям покидать сёдла, пока не спрыгнет на землю собака-ищейка, подаренная королем-карликом.

Но до сих пор не оставила карликова собачка луки седла. И до сих пор бурными ночами видят иногда люди, как бешено скачет по небу во главе воинов Херлатинга древний Король Херла...


(с) А. Платов.

@настроение: странное

@темы: интересности, информация, мифология, персоналии, путь, традиции, дикая охота, мистика

Лисья нора

главная